Останови Кризис Здравоохранения и Экономики Вместе

Растущее присутствие COVID-19 в странах Африки к югу от Сахары угрожает теми же человеческими жертвами, что и во всем мире. Экономические издержки могут быть столь же разрушительными.

Масштабные меры

Cтраны Африки к югу от Сахары предпринимают решительные действия, принимая масштабные меры, что бы остановить распространение вируса, ограничивая общественные собрания, кампании по обеспечению общественной безопасности и другие общепринятые меры безопасности.

Для наиболее уязвимых слоев населения «социальное дистанцирование» не реалистично. Понятие удаленной работы имеют единицы. По этому вопрос по закрытию границ (для людей, но не для товаров первой необходимости), актуален здесь еще больше. Мы хотим свести к минимуму дополнительную нагрузку на и без того хрупкие системы здравоохранения.

Пандемия окажет существенное экономическое воздействие на страны Африки к югу от Сахары.

От кризиса здравоохранения до глобального экономического кризиса

То, что начиналось как кризис здоровья, обернулось крупным экономическим кризисом глобального масштаба. Мы опасаемся, что африканские страны будут им охвачены.

Десять лет назад, регион избавился от тяжести глобального финансового кризиса. Снижение уровня задолженности означало, что у большинства стран были возможности для увеличения расходов. Они смогли проводить антициклическую политику. Страны в меньшей степени интегрированы в глобальные финансовые рынки, а это означает, что прекращение финансирования наносит ущерб лишь небольшому числу стран.

Ни одно из этих условий не применяется сегодня. Многие страны Африки к югу от Сахары имеют ограниченные возможности для увеличения расходов в своих бюджетах. Они  в большей степени зависят от глобальных рынков капитала.

На этот раз все будет по-другому.

Пандемия будет иметь существенные экономические последствия для стран Африки к югу от Сахары в трех отношениях.

  • Первый: те самые меры, которые имеют решающее значение для замедления распространения вируса, будут иметь прямые последствия для местной экономики. Нарушение повседневной жизни людей означает меньше оплачиваемой работы, меньше доходов, меньше расходов и меньше рабочих мест. А с закрытыми границами путешествия и туризм быстро иссякают, а судоходство и торговля страдают.
  • Во-вторых, глобальные тяготы перекинутся на регион. Замедление темпов роста основных экономик приведет к падению глобального спроса. Перебои в производстве и мировых цепях поставок будут оказывать большее влияние на торговлю. Ужесточение глобальных финансовых условий ограничит доступ к финансированию. Вероятно, страны  столкнутся с задержками в привлечении инвестиций или реализации проектов в области развития.
  • Третье: резкое падение цен на сырьевые товары нанесет сильный удар по экспортерам нефти, усугубив первые два эффекта. Цена на нефть упала до уровня, которого не наблюдалось в течение десятилетий. Мы пока не знаем, где они будут оседать, но с учетом того, что цены на нефть с начала года уже упали более чем на 50 процентов, влияние будет существенным. По нашим оценкам, каждое 10-процентное снижение цен на нефть приведет в среднем к снижению темпов роста экспортеров нефти на 0,6% и увеличению общего фискального дефицита на 0,8% ВВП.

Вероятны прогнозы ещё хуже

По всему региону будет нанесен сильный удар по росту. Наш прогноз роста в апрельских региональных прогнозах будет значительно ниже.

Замедление будет означать, что доходы пострадают, а страны сталкиваются с дополнительными потребностями в государственных расходах.

Сейчас не время для полумер. Здоровье людей без исключения является приоритетом, и страны должны соответствующим образом увеличить расходы на здравоохранение.

Странам необходимо будет бороться с экономическими последствиями. Правильный выбор политики будет зависеть от обстоятельств в каждой стране — от канала, через который она наиболее подвержена воздействию, и от глубины взаимосвязей.

Вероятная продолжительность разрыва остается неясной. Закон об эпидемиях Фарра, демонстрирующий рост и снижение числа инфекций в виде индексов, дает нам надежду на то, что шок пройдет.

Сначала фискальный.

Ведущую роль в смягчении последствий шока должна будет играть бюджетно-налоговая политика. По окончании кризиса бюджетно-налоговые позиции вернутся на финансовые рельсы, соответствующие приемлемому уровню задолженности.

Давайте рассмотрим вопрос о целенаправленных денежных трансфертах для оказания помощи физическим лицам и домашним хозяйствам, находящимся в тяжелом положении.

Там, где это возможно, правительствам следует рассмотреть вопрос об оказании адресной и временной поддержки таким тяжело пострадавшим секторам, как туризм. Например, временное освобождение от налогов за счет целевого сокращения или задержек с уплатой налогов могло бы помочь решить проблему нехватки денежных средств для пострадавших предприятий.

Упрощение денежно-кредитной политики может дополнить усилия в налогово-бюджетной сфере, особенно с учетом инфляции, выражающейся однозначными числами, в подавляющем большинстве стран региона. Финансовые меры могут помочь свести к минимуму перебои в предоставлении столь необходимых кредитов и ликвидности для предприятий, включая предоставление ликвидности центральным банком или временных кредитных гарантий. Для стран с гибким режимом обменного курса, обменный курс должен действовать в качестве амортизатора.

Защита жизни и средств к существованию

Важно, что страны Африки к югу от Сахары не должны «идти на это в одиночку».

Слишком частое финансирование ограничивает возможности использования вспомогательной политики при крупных потрясениях. Международное сообщество должно сделать все возможное, чтобы облегчить эти проблемы.

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Enter Captcha Here : *

Reload Image